Роль эффективной АРТ в повышении качества жизни пациентов

Внедрение в практику высокоэффективной антиретровирусной терапии (ВАРТ) привело
к значительному повышению средней продолжительности жизни людей, живущих с ВИЧ,
однако, основные цели программы UNAIDS по ВИЧ/СПИДу (Joint United Nations Programme on
HIV/AIDS) – «90–90–90» пока не достигнуты.


Ключом к достижению этих целей является возможность выбора антиретровирусных
препаратов с благоприятным метаболическим профилем, минимальным влиянием на психику и
симплификация (упрощение) режима лечения (использование фиксированной комбинации
антиретровирусных препаратов в одной таблетке) (1–5).

По оценкам ВОЗ, число новых случаев инфицирования ВИЧ в мире на протяжении
последних 5 лет неуклонно сокращается: с 2,1 млн. человек в 2015 г (15) до 1,8 млн. в 2018 г (16) и
1,5 млн. – в 2020 г (17). Подобная положительная динамика привела к повышению
продолжительности жизни людей, живущих с ВИЧ (ЛЖВ). В целом, применение ВАРТ позволило
приблизиться к достижению основных целей программы ЮНЭЙДС – «90 – 90 – 90» (18), однако,
новая эпидемия COVID-19 внесла свои коррективы и значительно усугубила глобальное
отставание. Локдаун и другие ограничительные меры в связи с COVID-19 помешали тестированию
на ВИЧ и во многих странах привели к резкому снижению числа диагнозов и направлений на
лечение от ВИЧ. При этом основной задачей клиницистов становится подбор оптимальных схем
ВАРТ, способных достичь и сохранить вирусологическую супрессию, улучшить прогноз и качество
жизни ЛЖВ, с учетом индивидуальных особенностей пациентов, а также возможных
противопоказаний к назначению отдельных антиретровирусных препаратов (АРВП) и факторов
риска их применения. Таким образом, для достижения контроля над эпидемией ВИЧ на
современном этапе решающее значение приобретает фокус на качественной терапии,
позволяющей достичь неопределяемой вирусной нагрузки у 90% пациентов и способствующей
повышению качества жизни ЛЖВ.


По мере расширения масштабов лечения ВИЧ ожидается, что медиана среднего возраста
ЛЖВ будет закономерно увеличиваться, при этом все большее количество ВИЧ-инфицированных
лиц получат преимущества от ВАРТ, и качество их жизни возрастет (19). Кроме того, растет доля
случаев инфицирования ВИЧ среди пожилых людей, поскольку представители этой возрастной
группы с наименьшей вероятностью практикуют безопасный секс, а возрастные изменения
репродуктивной и иммунной систем могут повысить восприимчивость к заражению ВИЧ (21). В то
же время, получены доказательства, что ВИЧ и/или АРТ влияют на процесс старения и/или
развитие болезней, связанных с преклонным возрастом. Заболеваемость и смертность ЛЖВ, в том
числе получающих ВАРТ и достигших вирусологической супрессии, выше по сравнению с
аналогичной популяцией пациентов, не инфицированных ВИЧ (21). Ко- и мультиморбидность, не
связанные со СПИДом (сахарный диабет, сердечно-сосудистые заболевания, злокачественных
новообразования, остеопороз), приобретают все большее значение при оказании помощи ВИЧ-
инфицированным и увеличиваются с возрастом (6). Наиболее высокая мультиморбидность
отмечена у ЛЖВ, находившихся на стабильной АРТ и утративших вирусологическую супрессию (7).
Понятно, что нежелательные побочные эффекты АРВП у пожилых ЛЖВ могут быть более
серьезными, а сама АРТ может усугублять или увеличивать риск сердечно-сосудистой патологии,
включая инфаркт миокарда, а также других патологических состояний. Кроме того,
коморбидность ЛЖВ осложняет лечение ЛЖВ из-за проблем, связанных с полипрагмазией и
лекарственным взаимодействием. Другой проблемой может стать снижение приверженности
терапии, обусловленное когнитивными расстройствами, ассоциированными со старением (20,24).
Кроме того, иммунологическая эффективность ВАРТ у возрастных ВИЧ-инфицированных
пациентов, как правило, ниже по сравнению с молодыми ЛЖВ, что приводит к их постоянной
уязвимости и развитию различных осложнений (20,22,24). В связи с хронической и стойкой
активацией иммунной системы у пожилых ЛЖВ рано возникают сопутствующие заболевания и
функциональные нарушения, что приводит к ускоренному старению и истощению иммунной
системы, несмотря на оптимальные схемы АРТ, подавляющие репликацию ВИЧ.
Залогом повышения приверженности терапии и повышения качества жизни возрастных
ВИЧ–инфицированных пациентов считают симплификацию (упрощение) режима терапии,
базирующуюся на использовании комбинированных форм АРВП (с фиксированными
комбинациями доз, ФКД) (1,2).
Современные ФКД, включающие в себя ННИОТ второго поколения, улучшают
приверженность терапии (12), оказывают минимальное влияние на липидный профиль ВИЧ-
инфицированных пациентов (11) и обладают меньшей нейротоксичностью, чем ННИОТ первого
поколения (25).

Список сокращений


UNAIDS Совместная программа Организации Объединённых Наций по ВИЧ/СПИДу (Joint United Nations Programme on HIV/AIDS)
vs. Против
АРВП Антиретровирусные препараты
АРТ Антиретровирусная терапия
ВАРТ Высокоактивная антиретровирусная терапия
ВИЧ Вирус иммунодефицита человека
ИП Ингибитор протеазы
ЛЖВ Люди, живущие с ВИЧ
НИОТ Нуклеозидные ингибиторы обратной транскриптазы
НЯ Нежелательные явления
ОХ Общий холестерин
СПИД Синдром приобретенного иммунодефицита
ТГ Триглицериды
ФКД Фиксированная комбинация доз
Список литературы
Национальная ассоциация специалистов по профилактике, диагностике и лечению ВИЧ-
инфекции. Клинические рекомендации. ВИЧ-инфекция у взрослых 2020 (проект)
[Интернет]. Министерство Здравоохранения Российской Федерации; [цитируется по 14
декабрь 2020 г.]. Доступно на: http://rushiv.ru/klinicheskie-rekomendatsii-vich-infektsiya-u-
vzroslyh-2020/
OARAC. Guidelines for the Use of Antiretroviral Agents in Adults and Adolescents Living with HIV
[Интернет]. 2019 [цитируется по 28 июнь 2021 г.]. Доступно на:
https://clinicalinfo.hiv.gov/en/guidelines/adult-and-adolescent-arv/antiretroviral-therapy-
prevent-sexual-transmission-hiv
EACS Guidelines 2020 [Интернет]. EACS Guidelines. [цитируется по 26 июнь 2021 г.]. Доступно
на: https://eacs.sanfordguide.com/front-page
Snopková S. [Simplification — higher effectiveness of antiretroviral therapy]. Klin Mikrobiol Infekc
Lek. декабрь 2013 г.;19(4):139–42.
Ford N, Flexner C, Vella S, Ripin D, Vitoria M. Optimization and simplification of antiretroviral
therapy for adults and children. Current Opinion in HIV and AIDS. ноябрь 2013 г.;8(6):591–9.
Hasse B, Ledergerber B, Furrer H, Battegay M, Hirschel B, Cavassini M, и др. Morbidity and aging
in HIV-infected persons: the Swiss HIV cohort study. Clin Infect Dis. декабрь 2011
г.;53(11):1130–9.
Brennan-Ing M, Kaufman JE, Fusaris E, Correa A, Ernst J. Identifying Factors Related to
Unsuppressed Viral Load among Older People Living with HIV. март 2021 г.;14.
Министерство здравоохранения Российской Федерации. Эвиплера
(Рилпивирин+Тенофовир+Эмтрицитабин), ООО «Джонсон & Джонсон», Россия.
Регистрацонное удостоверение ЛП-002324 от 09.12.2013. Государственный реестр
лекарственных средств РФ [Интернет]. [цитируется по 23 февраль 2020 г.]. Доступно на:
http://grls.rosminzdrav.ru/Grls_View_v2.aspx?routingGuid=110ebd40-9b7e-4f53-88a9-
a6f78456ef76&t=
European Medicines Agency. Eviplera (emtricitabine / rilpivirine / tenofovir disoproxil).
European public assessment repor [Интернет]. European Medicines Agency. 2018 [цитируется
по 29 октябрь 2021 г.]. Доступно на:
https://www.ema.europa.eu/en/medicines/human/EPAR/eviplera
Cohen CJ, Molina J-M, Cahn P, Clotet B, Fourie J, Grinsztejn B, и др. Efficacy and Safety of
Rilpivirine (TMC278) Versus Efavirenz at 48 Weeks in Treatment-Naive HIV-1–Infected Patients:
Pooled Results From the Phase 3 Double-Blind Randomized ECHO and THRIVE Trials. JAIDS
Journal of Acquired Immune Deficiency Syndromes. май 2012 г.;60(1):33–42.
Taramasso L, Tatarelli P, Ricci E, Madeddu G, Menzaghi B, Squillace N, и др. Improvement of
lipid profile after switching from efavirenz or ritonavir-boosted protease inhibitors to rilpivirine
or once-daily integrase inhibitors: results from a large observational cohort study (SCOLTA).
BMC Infect Dis. 31 июль 2018 г.;18(1):357.
Palella FJ, Fisher M, Tebas P, Gazzard B, Ruane P, Van Lunzen J, и др. Simplification to
rilpivirine/emtricitabine/tenofovir disoproxil fumarate from ritonavir-boosted protease inhibitor
antiretroviral therapy in a randomized trial of HIV-1 RNA-suppressed participants. AIDS. 28
январь 2014 г.;28(3):335–44.
Gianotti N, Poli A, Nozza S, Spagnuolo V, Tambussi G, Bossolasco S, и др. Efficacy and safety in
clinical practice of a rilpivirine, tenofovir and emtricitabine single-tablet regimen in virologically
suppressed HIV-positive patients on stable antiretroviral therapy. J Int AIDS Soc. 2015
г.;18:20037.
Сизова НВ, Майорова СО, Браткова ВВ, Сотникова АЛ, Малькова ТВ, Гусев ДА. Результаты
применения комбинированного препарата рилпивирин/тенофовир/эмтрицитабин в
течение 144 недель у пациентов с ВИЧ-инфекцией в Санкт-Петербурге. Эпидемиология И
Инфекционные Болезни Актуальные Вопросы [Интернет]. 2020 г. [цитируется по 1 сентябрь
2021 г.];10(2). Доступно на: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=43050961
WHO | Global health sector strategy on HIV, 2016-2021 [Интернет]. WHO. [цитируется по 6
февраль 2020 г.]. Доступно на: http://www.who.int/hiv/strategy2016-2021/ghss-hiv/en/
World Health Organisation. WHO | HIV/AIDS Global Health Observatory (GHO) data [Интернет].
WHO. World Health Organization; [цитируется по 29 февраль 2020 г.]. Доступно на:
https://www.who.int/data/gho/data/themes/hiv-aids
HIV data and statistics [Интернет]. [цитируется по 30 октябрь 2021 г.]. Доступно на:
https://www.who.int/teams/control-of-neglected-tropical-diseases/yaws/diagnosis-and-
treatment/hiv
Joint United Nations Programme on HIV/AIDS (UNAIDS). 90-90-90: An ambitious treatment
target to help end the AIDS epidemic [Интернет]. 2014. Доступно на:
https://www.unaids.org/sites/default/files/media_asset/90-90-90_en.pdf
Samji H, Cescon A, Hogg RS, Modur SP, Althoff KN, Buchacz K, и др. Closing the Gap: Increases in
Life Expectancy among Treated HIV-Positive Individuals in the United States and Canada. PLoS
One. 18 декабрь 2013 г.;8(12):e81355.
Harris TG, Rabkin M, El-Sadr WM. Achieving the fourth 90: healthy aging for people living with
HIV. AIDS. 31 июль 2018 г.;32(12):1563–9.
High KP, Brennan-Ing M, Clifford DB, Cohen MH, Currier J, Deeks SG, и др. HIV and Aging: State
of Knowledge and Areas of Critical Need for Research. A Report to the NIH Office of AIDS
Research by the HIV and Aging Working Group. JAIDS Journal of Acquired Immune Deficiency
Syndromes. 1 июль 2012 г.;60:S1.
Sánchez-Conde M, Díaz-Alvarez J, Dronda F, Brañas F. Why are people with HIV considered
«older adults» in their fifties? Eur Geriatr Med. апрель 2019 г.;10(2):183–8.
Guaraldi G, Palella FJ. Clinical implications of aging with HIV infection: perspectives and the
future medical care agenda. AIDS. 01 2017 г.;31 Suppl 2:S129–35.
Goetz MB, Boscardin WJ, Wiley D, Alkasspooles S. Decreased recovery of CD4 lymphocytes in
older HIV-infected patients beginning highly active antiretroviral therapy. AIDS. 17 август 2001
г.;15(12):1576–9.
Cohen C, Wohl D, Arribas JR, Henry K, Van Lunzen J, Bloch M, и др. Week 48 results from a
randomized clinical trial of rilpivirine/emtricitabine/tenofovir disoproxil fumarate vs.
efavirenz/emtricitabine/tenofovir disoproxil fumarate in treatment-naive HIV-1-infected adults:
AIDS. апрель 2014 г.;28(7):989–97.

Written by